Психолог Ирина Жиганова — еще молодой специалист. Городской научно-практический центр по защите прав детей «Детство» стал местом, где она начала свой профессиональный путь. Выпускница Российского государственного социального университета, Ирина сразу выбрала непростое направление — Школу приемных родителей (ШПР).

«ПСИХОЛОГОМ ХОТЕЛА СТАТЬ С ДЕТСТВА»

— Почему вы решили помогать будущим приемным родителям?

— Я со школы хотела стать психологом. Меня интересовали вопросы: чем отличаются в поведении дети, которые остались без родителей? Почему многим сложно принять чужого ребенка в семью? Какие трудности ждут приемных родителей? Ответы на них я начала получать во время учебы в вузе. В 2015 году я проходила преддипломную практику в Центре «Детство». Увидела изнутри, как работает Школа приемных родителей. Общаясь с приемными семьями и с теми, кто только сделал первый шаг (пришел на собеседование), я поняла, что мне эта тема интересна. Так я начала работать в ШПР.

— Есть ли правильная и неправильная мотивация стать приемным родителем?

— Чаще всего к нам приходят те, кто не может иметь собственных детей. Часто приходят и люди, родительский потенциал которых бьет ключом, но их кровные дети уже выросли. Приходят и родственники детей, которые по тем или иным обстоятельствам остались без родителей. Но случается, что в школу приходят и с иной мотивацией принятия в семью ребенка. Например, два года назад я столкнулась с незажившей раной от утраты кровного ребенка у кандидатов в приемные родители. Лидия полгода назад потеряла в автомобильной катастрофе 8-летнюю дочь, которую с рождения воспитывала одна. В беседе женщина призналась, что хотела бы найти девочку, которая похожа на ее дочку, чтобы вернуться в ту жизнь, переключиться на заботу о ребенке и пережить тяжелый период. Это не лучшая мотивация... Родители поневоле сравнивают кровного и приемного ребенка, ожидания чаще к нему завышены, что влечет за собой раздражение из-за несоответствия установленному образу.

Как правило, родителям нужны дополнительные консультации, где мы с ними рассматриваем основные аспекты приема ребенка в семью. Любой слушатель в ШПР, если захочет, может пройти психологическую диагностику. Мы определяем внутренние и внешние ресурсы человека или семьи, оцениваем риски при принятии ребенка, даем рекомендации, стоит ли сразу после обучения искать малыша или лучше сначала решить проблемы, которые могу препятствовать принятию, адаптации и воспитанию ребенка в семье.

Лидия К., кстати, прослушав курс в ШПР и пройдя несколько консультаций, решила обратиться к психологу, чтобы сначала проработать травму от потери ребенка и, возможно, позже вернуться к идее приемного родительства.

ПОРТРЕТ ПРИЕМНОГО РОДИТЕЛЯ

— У ребенка-сироты есть психологические особенности или особые потребности?

— Дети, которые пережили разлуку с родителями, возврат из приемной семьи или же вовсе никогда не знавшие, что такое родительская забота, обычно не доверяют окружающим. У них бедный эмоциональный мир. Часто они плохо контролируют свое поведение и настроение. Агрессия, замкнутость, обидчивость — это их защитные механизмы. Однажды к нам в гости заглянула наша бывшая ученица, приемная мама трехлетнего малыша. Она с трепетом рассказывала о первых месяцах жизни ребенка в семье, о том, как он учился плакать, смеяться, удивляться. Раньше Ваня ударялся, падал, с ним играли, спать укладывали, а он не проявлял никаких эмоций.

На первом занятии я подробно рассказываю о потребностях ребенка. Прежде всего он нуждается в удовлетворении физиологических потребностей (сон, еда и так далее), в чувстве безопасности, привязанности, ощущении принадлежности. Ему нужна помощь в социальной адаптации (усвоении социальных норм и правил поведения), формировании как личности. Для гармоничного развития ребенка приемному родителю необходимо обладать несколькими качествами. Мы вместе со слушателями рисуем «портрет приемного родителя» и наделяем его эмпатией, адекватной самооценкой, эмоциональностью, открытостью, коммуникабельностью, альтруистичностью, способностью к самоанализу и постоянному развитию.

ЭТАПЫ АДАПТАЦИИ

— Что такое адаптация и как ее пережить?

— С момента прихода в новый дом и знакомства с новой семьей и до того, как ребенок почувствует себя полноправным членом семьи, проходит насыщенный период. Это время называется адаптацией, причем все члены семьи приспосабливаются к новым условиям. У каждого этапа адаптации есть свои особенности, трудности, задачи.

На занятиях в школе очень помогает практический опыт. Мы часто рассматриваем конкретные проблемные случаи, методом мозгового штурма выявляем проблемы и способы их преодоления. Делаем акцент на том, что все этапы адаптации обязательно нужно пройти.

Развитие семьи происходит примерно так: сначала («медовый месяц») родители стараются во всем угодить ребенку, чтобы ему было хорошо, проявляют ласку, заботу. А ребенок, в свою очередь, старается понравиться новым родителям.

На втором этапе адаптации происходит кризис взаимоотношений: к ребенку повышаются требования, появляются ограничения. Как следствие, его поведение ухудшается, он перестает слушаться. Родители начинают переживать.

На третьем этапе семья проходит «установочные конфликты» и постепенно выходит из кризиса. Ребенок привыкает к новому укладу жизни.

На заключительном этапе происходит стабилизация отношений. Тогда можно говорить о сформированной семейной системе, где каждый нашел свое место.

— И какие советы вы даете родителям?

— Во-первых, на занятиях в ШПР мы говорим о том, что выстраивание гармоничных, доверительных отношений с ребенком требует времени. В самом начале пути необходимо помочь ему освоить новое пространство, не загружая ребенка впечатлениями, бережно относиться к чувствам малыша. Когда случаются конфликты, важно сохранять самообладание. На самом деле, если ребенок становится не таким покладистым и «пушистым», значит, он уже начинает доверять родителям, раскрывается. Раньше, стараясь понравиться, он сдерживал свои чувства.

Приемным родителям ни в коем случае нельзя забывать и о своих эмоциях: ведь процесс адаптации проходят все члены семьи. Им так же нужна поддержка со стороны близких и специалистов.

— Что делать, если у ребенка реактивное расстройство привязанности?

— Симптомы и поведение детей с реактивным расстройством привязанности (РРП) похожи на симптомы аутизма, СДВГ, тревожных расстройств. Нет признаков привязанности к приемным родителям. Такие дети не делают различий между их приемной мамой и совершенно незнакомой тетей. Ребята с РРП могут вести себя как дети более младшего возраста. У них отсутствует чувство безопасности и доверия. Со временем это приходит, когда ребенок видит заботу и нежность со стороны родителя, слышит добрые слова, спокойную речь, чувствует комфорт.

Ребенку нужно помочь разобраться в его эмоциях и научить выражать свои чувства и говорить о своих потребностях. Детям необходимо прививать здоровые привычки, которые помогают бороться со стрессом, выравнивают перепады настроения. Когда ребенок хорошо отдохнул, расслаблен, ему проще справиться с трудностями.

Помощь ребенку с РРП — это нелегкий и длительный труд. Мы говорим родителям, что надо выстраивать реалистичные ожидания от развития ребенка, радоваться каждому пройденному шагу. Терпение, спокойствие, позитивный настрой, поддержка близких и помощь специалистов — слагаемые успеха.

ТРУДНЫЙ РЕБЕНОК: ЧТО ДЕЛАТЬ?

— Как справляться с трудным поведением приемных детей?

— На занятиях в ШПР мы рассматриваем разные формы трудного поведения — воровство, ложь, агрессия, попрошайничество, бродяжничество, употребление алкоголя и наркотиков и так далее. Говорим, почему так происходит, как можно скорректировать поведение. Например, с воровством встречаются многие родители, в том числе и с кровными детьми. Кто-то выходит из магазина с малышом, а у него из кармана вываливаются конфеты, либо ребенок приходит из школы с новыми карандашами, пеналами, а то и с новым планшетом. Причиной таких «заимствований» у приемного ребенка может быть проверка границ «своего» и «чужого». А может быть — это уже привычка, если он долго жил в условиях, где кража — это норма. Бывает, что ребенок хочет убедить окружающих в своей смелости или «отомстить» новым членам семьи. Нельзя исключать и болезненную зависимость — клептоманию.

Что делать? Прежде всего сохранять спокойствие и не показывать ребенку палитру эмоционального хаоса, который вы, возможно, готовы выплеснуть наружу. Надо постараться найти причину воровства в каждом конкретном случае. Ребенок, совершивший проступок, не преступник. Никакого гена воровства не существует!

Надо постараться объяснить: воровство — нехороший поступок, и человек, у которого сейчас нет украденной вещи, очень расстроен. Важно рассказать о возможных последствиях. Эффективно на время исключить «соблазны», которые могу спровоцировать ребенка взять чужое. Ни в коем случае нельзя шантажировать ребенка. Донесите главное: вы верите, что в следующий раз у него получится справиться с желанием взять чужое, а вы, как взрослый, готовы помочь ему в этом.

Источник